Эдуард Каравацкий: Это практика «законного» рэкета

Фото
17.02 [12:14]  2 news@properm.ru

Известный пермский предприниматель рассказал о том, что в любой момент можно потерять свой бизнес и свободу.

Как после «сладкой жизни» адаптироваться в тюрьме, не потерять веру в справедливость, выйти и найти силы жить и бороться дальше — в эксклюзивном интервью бизнесмена Эдуарда Каравацкого Properm.ru.

Я не хочу, чтобы это была «похоронная статья». Но в последний год со мной случилось много такого, что может испугать.

— Эдуард Станиславович, в сознании пермяков за несколько дней вы из успешного бизнесмена превратились в преступника. Объясните, что произошло?

— 15 апреля 2011 года меня схватили у подъезда собственного дома, взяли под руки и отвезли в отделение, а через два часа закрыли в ИВС. Итогом сфабрикованных обвинений экс-компаньона по бизнесу стало то, что я восемь с половиной месяцев не видел семью и детей и был вынужден жить в обществе заключенных. Схематично все выглядело так.

Сработали грамотно. Меня арестовали в пятницу в 19.45. Это то время, когда все уже на дачах или уехали из города и ни до кого уже не дозвониться, никто тебе не поможет. «Способные» ребята, они знали как нанести психологический удар.

Арестовали меня сотрудники отдела налоговых преступлений. Мне сказали, что я должен просто на два часа подъехать на ул. Чернышевского, 7 чтобы пообщаться со следователем — Артемом Лебедевым, который сходу начал задавать вопросы касательно моей компании «НВР-Инвест» и компании «РегТайм», которая была генподрядчиком строительства здания кондитерской фабрики на ул. Борцов революции, 8а. С первых же вопросов я заметил предвзятость следователя, он просто подводил меня к тому, что было ему нужно. Адвокат сразу же порекомендовал мне уйти на 51-ю статью УК РФ — отказ от дачи показаний, нам стало ясно: здесь все уже «заряжено».

В изолятор меня в наручниках повезли сотрудники ГУФСИН. Уже тогда появилось ощущение, что выберусь я оттуда не скоро. И правда, вышел я только через 256 дней.

Все происходило очень быстро. На следующий день, в 10 часов утра я был в Ленинском суде. Судья Старкова ни во что не стала вникать, сходу заключила меня на период следствия под арест на первые два месяца.

Сработали грамотно. Меня арестовали в пятницу в 19.45. Это то время, когда все уже на дачах или уехали из города и ни до кого уже не дозвониться, никто тебе не поможет. «Способные» ребята, они знали как нанести психологический удар.

— Чем руководствовалась судья при принятии этого решения?

— В суде были зачитаны показания двух свидетей — Александра Лозовского, моего бывшего друга, партнера и экс-начальника охраны Василия Бушуева — подхалима — оруженосца Лозовского. Из их показаний следовало, что я в свое время специально создал компанию «РегТайм» для отмывки НДС в размере 3,7 млн рублей. Самое интересное, что в конце своих показаний они указали, что Эдуард Каравацкий имеет массу знакомых в правоохранительных органах и криминальных структурах, поэтому мы боимся за свою жизнь, за жизнь своих близких и просим его изолировать. Они добились своего — подвели меня под обвинения в мошенничестве с одновременной угрозой жизни и здоровью.

— Каковы претензии вашего экс-партнера по бизнесу?

— Зависть и желание денег. К тому же всегда, когда расстаешься с бывшими партнерами, их ожидания оказываются завышены. В 2009 году Лозовский выходил из бизнеса и получил оплату в два раза превышающую ту, что получили остальные акционеры. Но этого ему показалось мало.

— Что было после суда?

— Меня перевезли в пермское СИЗО, тюрьму, или как еще называют «пермский централ». Первая моя камера была номер 40. Существуют система мифов о том, как правильно заходить в камеру, есть масса страшных историй, связанных с тем, что их герои себя неправильно повели и потом горько поплатились. Но это все мифы про малолетнюю тюрьму. В Сизо же большей частью находятся нормальные люди. И это огромный минус нашей правоохранительной системы.

Пока я сидел, с воли приходила информация о том, что план моего экс-компаньона срабатывает. Разного рода «шакалы» пытались, пока я в тюрьме, захватить мой бизнес

— Как вы «заходили» в камеру?

— Нормально. Стыдно за себя потом не было. Первый вопрос, который мне задали, когда я сел за стол был традиционный — Кто ты, что ты, по какой статье сидишь? Потом спросили, кого я знаю из авторитетов. Я ответил, что знаю многих, но говорить об этих людях не буду, потому что за себя могу ответить и сам. Это была чистая проверка — каждый человек сначала должен за себя говорить сам. Но мне было легче. Я попал не к бывалым уголовникам, а к первоходам, которые в тюрьму попали в первый раз. Лишь главный — «смотрящий» — был ранее судим. Но и он был человек с большой буквы. Он сразу понял, кто я. Поэтому мой статус даже с ним был на равных. Уже через 15 минут у нас сложились дружеские отношения. А когда вечером в камеру стали возвращаться отзывы с тюрьмы, то сокамерники зауважали меня еще больше.

— Почему?

— В тюрьме есть традиция — когда ты заходишь в камеру, по централу должна пройти «курсовка» — это информация, суть которой можно выразить одной фразой: «На порог нашей священной хаты заехал Каравацкий Эдуард Станиславович...». Есть в этом оповещении и воспитательный момент — если ты что-то ранее в жизни сделал не так, обидел или обманул кого-то, о тебе сразу узнают, придут и накажут. Как оказалось, много уважаемых и обычных в тюрьме людей меня знали, мне писали записки, начали отправлять простыни, зубные щетки, пасты, крестики. Начались звонки также и с воли. Я давно к себе не испытывал такого уважения и заботы. Это было приятно.

Еще один, классический сценарий отъема денег — это предложение освободить меня из заключения за 4 млн рублей, а за 7 млн и вовсе закрыть дело.

— Как прошли первые месяцы заключения?

— Я четыре раза переезжал из одной камеры в другую. Во второй камере я просидел 10 дней один. С воли приходила информация о том, что план моего экс-компаньона срабатывает. Разного рода «шакалы» пытались, пока я в тюрьме, захватить мой бизнес, выкупить за бесценок у Сбербанка мое здание на ул. Борцов революции, а также все мое личное имущество. Но добрые люди не позволили этому плану сработать. Фабрика, имущество, которое находилось под залогом, остались за мной.

— Кредит на какую сумму вы брали в Сбербанке?

— На момент посадки задолженность банку оставалось около 44 млн рублей. Стоимость же самого здания на тот момент составляла приблизительно 200 млн, объект был оформлен на мою компанию, где я ее единственный собственник. В обмен на погашение банковского кредита в 30 и 13, 4 млн рублей, эти рейдеры пытались оформить на себя залог — здание стоимостью в 200 млн. Расчет был отнять мою недвижимость, покая сижу в тюрьме. Еще один, классический сценарий отъема денег — это предложение освободить меня из заключения за 4 млн рублей, а за 7 млн и вовсе закрыть дело. Эти предложения ко мне стали поступать на второй день моего пребывангия в тюрьме. Эти предложения продолжали поступать до последних дней заключения.

Расчет был построен на то, что я после сладкой жизни испугаюсь тюрьмы, дам приказ на волю, чтобы вымогателям передали деньги, которые «попилятся» между моим другом Лозовским, Бушуевым и коррумпированными сотрудниками полиции.

Впоследствие, каждый раз, когда в моем разговоре со знающими людьми всплывало упоминание «отдела по налоговым преступлениям», они начинали понимающе улыбаться. Не один раз я слышал фразу в свой адрес от других следователей и адвокатов «Эдуард, ты не первый». У ОНП практически каждое дело заказное. К ним приходят люди со словами — давайте посадим моего друга, партнера, а схему я расскажу. Это регулярная практика законного рэкета — беспредел в организованной форме, как его описывал Макиавелли. В 90-е были гангстеры и крыши, которые разводили людей, как лохов, здесь то же самое, но в форме правоохранительных органов. Звезды на погонах носят люди, которые надели форму и приняли лик государственного мужа для того, чтобы просто заниматься изощренным рэкетом. Это очень грустно. Это убивает у людей веру в добро и справедливость.

Из задача была запугать, подавить меня и заставить заплатить взятки. 8,5 месяцев меня ни судьи, ни следователи «не слышали».

— Какие у вас доказательства того, что дело, возбужденное против вас — заказное?

— Во-первых, мы два года не виделись со свидетелями, а значит, они никак не могли утверждать, что им угрожали, а значит, на момент ведения следствия я должен был быть находиться на свободе.

Во-вторых, НДС возмещался законно, компания «РегТайм» действительно вела строительство на объекте, а не была «пустышкой» — это позволило бы свести этот спор в рамки отношений «предприниматель — налоговая инспекция» и выпустить меня из СИЗО. Но так как «заказчики» писали, что компания изначально создавалась для мошенничества, то уголовное дело умышленно не переводили в ранг предпринимательской деятельности. Ведь в этом случае, я должен был быть дома, а не в тюрьме. Это точно никак не входило в планы заказчиков и следствия. Из задача была запугать, подавить меня и заставить заплатить взятки. 8,5 месяцев меня ни судьи, ни следователи «не слышали».

И на последний, четвертый суд, 14 декабря, я шел уже просто как на бойню. Ожидания были таковы: в четвертый раз прочитают показания свидетелей по бумажке, чтобы в очередной раз показать мне, как врут мои близкие люди, которые работали с тобой не один год. Адвокаты, прочитав показания свидетелей, меня сразу подготовили — если дадут условно, будет очень хорошо, а так жди до пяти лет минимум.

Но первое, что меня удивило — то, что судья Баксанова начала задавать свидетелям правильные вопросы. Это позволило ей тут же понять, как же все было на самом деле, что «заказчиком» всего этого наговора был не кто иной, а Лозовский и Бушуев. Это вернуло мне веру в жизнь.

Судья начала допрашивать всех свидетелей с желанием найти истину. Она внимательно ознакомилась с делом и поняла, что оно выглядит однобоко. И тут же свидетели начали делать заявления, суть которых сводилась к следующему — «я этого не говорил, все было не так, следователь на меня давил, перепечатывал мои показания, вносил свой смысл и долго держал на допросе». За 2 недели дело развалилось на глазах. Судья пришла к выводу, что мошеннического умысла в моих действиях нет и постановила возвратить дело на доследование прокурору Ленинского района для устранения допущенных нарушений.

Не нужно бояться даже тюрьмы. Там такие же люди. Там даже есть охранники — люди. Проверено.

— Меня освободили в зале суда.

— Что вы сделали в первую очередь после освобождения из СИЗО?

— Поехал к жене, к ребенку. А вечером вернулся обратно к тюремному забору и прокричал сокамерникам в окно: «Ребята, верьте в чудо, оно есть!» Они услышали меня. Они верили в чудо даже больше, чем я. Спасибо им! В ответ они прокричали, что желают мне всего доброго. Впоследствии еще один сокамерник вышел из тюрьмы чудесным образом и тут же меня поблагодарил.

Я все еще считаю, что 26 декабря 2011 года со мной произошло чудо. Такие заключенные, как я обычно платят. Практически всегда. Даже небогатые люди заносят. Но я не заплатил ни копейки. Спасибо Господу! Спасибо Любимой! Огромная признательность судье Баксановой! Это чудо совершила она!

— Что будете делать теперь?

— Сейчас с адвокатами я во всем разбираюсь. В тюрьме такой возможности не дают. Вопрос возмещения НДС пока остался. Надо перевести его из судебной плоскости в формат работы с налоговой инспекцией. Все доказательства того, что НДС возмещался законно у меня есть.

— Как события будут развиваться в будущем?

— Явно следователи и «мой друг» на этом не успокоятся. Это их большой промах. В суде следователям было доказано, что они проявляли излишнюю заинтересованность и подтасовку в этом деле. Было бы очень хорошо, если бы меня оставили в покое. Тем не менее, не скажу, что восемь с половиной месяцев в тюрьме были для меня бесполезно потеряны. Опыт бесценный.

Ко мне постоянно обращались со словами — Эдуард, ты не первый. У них практически каждое дело заказное. Это практика законного рэкета.

— В каком состоянии сейчас находится ваш бизнес?

— Затыкаю дыры, решаю вопросы с банками, чтобы сохранить остатки кондитерского и строительного бизнеса. Здание фабрики и некоторое имущество выставлено на торги. Пока меня не было, цена за здание снизилась до 138 млн рублей.

Если бы я не сидел в СИЗО, смог бы остановить часть процессов, которые сейчас уже необратимы. Я бы проводил переговоры, реструктуризировал бы бизнес. Когда ты в тюрьме, с твоим бизнесом разного рода негодяи могут сделать все что угодно. В этом и суть их планов.

— Сейчас чем планируете заняться?

— Продать здание фабрики, покупатели уже есть. Потом посмотрим.

Когда ты начинаешь самостоятельно мыслить, становишься успешным, ты превращаешься в элемент, который не нужен государственной системе.

— Бизнесмены какого уровня могут стать фигурантами сфабрикованных уголовных дел?

— Дорога в тюрьму прокладывается не только деньгами, хотя и ими тоже. Но все-таки в большей степени твоей самостоятельностью. Когда ты начинаешь самостоятельно мыслить, становишься успешным, ты превращаешься в элемент, который не нужен государственной системе. К тому же у тебя появляется масса завистников, которые всячески встраиваются в гнилую систему, а ты почему то нет. Так было, есть и будет. Я к этому был всегда морально готов. Это помогло.

От предательства, от наговора невозможно защититься. Это удар в спину. Здесь помогает только Бог, сильная любовь близких и добрые люди на горестном пути. Они формируют твою защиту от того, от чего защититься невозможно.

Поэтому даже те, кто пытаются защитить себя вступлением в какую-либо команду, никак не защищены. Надо понимать, что если ты сегодня работаешь в рамках командной идеи, а завтра вдруг отступишь от этой идеи, будь готов, что тебя твои же люди предадут.

Нужно всегда жить по своим принципам и никогда, как бы тяжело и страшно не было, им не изменять. Наши принципы, наши ценности нас и спасут. В них мы живем вечно и все вокруг нас рано или поздно нам поможет. Поэтому не нужно бояться даже тюрьмы. Там такие же люди. Там даже есть охранники — люди. Проверено.

Эдуард Каравацкий: Мне постоянно говорили: «Ты не первый, это практика законного рэкета» 13 фотографий

Алексей Лучников
Алексей Лучников

Редактор раздела «Бизнес»

Ссылки, начинающиеся с http:// автоматически становятся гиперссылками.
Также можно использовать теги оформления
Комментарий удален автором
Самое страшное в этом деле ни следователь,ни прокурор,ни судья ни кто не ответят.А получат повышение и премию.Мне пришлось когда то покритиковать бывшего нашего главу района,возбудили сразу два уголовных дела.В суд и милицию ходил как на работу.С женой смеялись,подслушка была,чуть ни установлена в унитазе.Благо худенький,но юрист.Судья,прокурор улыбаются шепчутся,а ты доказываешь ,что не баран.Да два крутых адвоката были наняты главой из Перми,что бы представлять его интересы.
В итоге ,когда выяснилось,что за счет районного бюджета были оплачены услуги этих адвокатов,и они принимали участие при проведении выборов главы района,по моей жалобе главу обязаны были снять с выборов,в течении каких то минут в суде и в прокуратуре были закрыты все дела.А результат,бывшего прокурора выгнали с позором за злоупотребления,главу района народ не избрал,а судья до сих пор сидит как в ничем не бывало,но ее дети спились ,да и ее думаю со временем бог накажет.Так что бог видит ,кого обидит.
ответить
+6

Искреннее уважение Эдуарду. Супер!
ответить
+1

На эту же тему!

Комментарий: Babin

Самое страшное в этом деле ни следователь,ни прокурор,ни судья ни кто не ответят.А получат повышение и премию.Мне пришлось когда то покритиковать бывшего нашего главу района,возбудили сразу два уголовных дела.В суд и милицию ходил как на работу.С женой смеялись,подслушка была,чуть ни установлена в унитазе.Благо худенький,но юрист.Судья,прокурор улыбаются шепчутся,а ты доказываешь ,что не баран.Да два крутых адвоката были наняты главой из Перми,что бы представлять его интересы.
В итоге ,когда выяснилось,что за счет районного бюджета были оплачены услуги этих адвокатов,и они принимали участие при проведении выборов главы района,по моей жалобе главу обязаны были снять с выборов,в течении каких то минут в суде и в прокуратуре были закрыты все дела.А результат,бывшего прокурора выгнали с позором за злоупотребления,главу района народ не избрал,а судья до сих пор сидит как в ничем не бывало,но ее дети спились ,да и ее думаю со временем бог накажет.Так что бог видит ,кого обидит.

Читать все коментарии (2)

Добавить комментарий

Вы можете отправить свои новости Перми нашим редакторам. Самые интересные из них будут опубликованы на портале.

Адрес редакции:
галерея, ул. Орджоникидзе, 12, офис 406
Тел. +7(342) 2017-196

Если заметили опечатку - нажмите Ctrl+enter и сообщите нам о ней!

Система Orphus